Правовой абсурд – административная ответственность после ликвидации юридического лица и неисполнимость судебного акта

Автор рассматривает ситуацию, в которой мировой судья г. Ессентуки вынес постановление о привлечении к административной ответственности руководителя после ликвидации компании, фактически делая его неисполнимым. После исключения из Единого государственного реестра юридических лиц организация утрачивает свою правоспособность и не может совершать сделки, влекущие юридические и иные последствия. В свою очередь руководитель не может рассматриваться как самостоятельный субъект правоотношений, являясь частью юридического лица. Действия со стороны мирового судьи г. Ессентуки привели, фактически, к неисполнимости судебного решения и правовой абсурдности. Постановление мирового судьи о привлечении к административной ответственности руководителя было вынесено в отношении несуществующего юридического лица.

 

Сразу необходимо отметить, что автор не ставит целью вмешательство в судопроизводство. Тем не менее, независимость суда сама по себе не предполагает бесконтрольности и безответственности, а также невыполнения его обязательств перед обществом (Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 № 19-П; Определение Конституционного Суда РФ от 07.11.2013 № 1713-О).

 

Обоснование мировым судьей своей позиции

 

Мировой судья считает, за нарушения страхового законодательства Российской Федерации лицо (руководитель) может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения (ч. 1 ст. 4.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях – далее КоАП РФ). Днем совершения правонарушения является день, следующий за последним днем представления отчетности (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5).

Лицо (руководитель) может быть привлечено к ответственности, независимо от ликвидации юридического лица, если не истек срок давности привлечения к административной ответственности.

 

Обоснование нарушения со стороны мирового судьи гражданского законодательства и Кодекса РФ об административных правонарушениях

 

Согласно ст. 53 Гражданского кодекса (далее – ГК РФ) органы юридического лица, к числу которых относится и руководитель, не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты правоотношений и являются частью юридического лица.

Действия органов юридического лица, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей юридического лица, признаются действиями самого юридического лица (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.04.2006 № 10327/05,Постановление Президиума ВАС РФ от 06.12.2005 № 9341/05, Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2015 № 305-ЭС14-2575). Поэтому руководителя нельзя рассматривать вне правого контекста юридического лица.

В Единый государственный реестр юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) была внесена запись о прекращении деятельности компании в связи с ликвидацией его в качестве юридического лица. Причем данная запись была внесена до принятия мировым судом решения.

В соответствии с п. 3 статьи 49 ГК РФ правоспособность юридического лица прекращается в момент внесения в ЕГРЮЛ сведений о его прекращении.

В силу п. 8.1. части 1 статьи 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, в том числе в случае внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

В данном случае юридическое лицо прекратило деятельность до принятия обжалуемого решения, суду следовало вынести определение о прекращении производства по настоящему делу (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.11.2018 по делу № А53-13682/2018, Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2020 по делу № А66-7132/2020, Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2020 по делу № А52-4376/2019).

В данном случае на момент рассмотрения дела мировым судьей (в нашем случае об административном правонарушении) компания утратила свою правоспособность и не могла иметь права и нести обязанности стороны в рамках судебного процесса (Апелляционное определение Московского городского суда от 16.11.2020 по делу № 33-416060/2020, 2-1195/2020).

Другими словами, сроки давности (в соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ, которые составляют один год применительно к данным правонарушениям) не применимы в данной ситуации, на основании вышеизложенного, с учетом судебной практики.

Повторимся.

Согласно п. 3 статьи 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

Пунктом 8 статьи 63 ГК РФ установлено, что ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Высший Арбитражный суд РФ в своем Информационном письме от 09.06.2000 № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной», установил, что правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации (п. 3 статьи 49, п. 2 ст. 51 и п. 8 ст. 63 ГК РФ); признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной.

Юридическое лицо может считаться утратившим правоспособность, в момент внесения в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи о его исключении из сведений реестра, а прекратившим существование, только после внесения в ЕГРЮЛ записи о завершении ликвидации юридического лица.

            Другими словами, после исключения из Единого государственного реестра юридических лиц организация утрачивает свою правоспособность и не может совершать сделки, влекущие юридические, в том числе налоговые, административные последствия.

Таким образом, юридическое лицо прекратило правоспособность, решение о предстоящем исключении данного юридического лица в судебном порядке не оспорено.

 Возникает ситуация, в которой мировой суд, вынося постановления об административной ответственности, фактически делает его неисполнимым в силу вышеизложенных обстоятельств (Определение Верховного Суда от 12.11.2018 № 304-КГ18-17935, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.07.2019 № 305-ЭС19-12367).

Непоследовательные действия со стороны мирового судьи привели, фактически, неисполнимости судебного решения и правовой абсурдности, поскольку постановление о привлечении к административной ответственности руководителя (часть юридического лица) вынесено в отношении несуществующего юридического лица, что исключает привлечение директора к административной ответственности.

Наконец, привлечение к ответственности и назначение наказания несуществующему юридическому лицу противоречит общим правилам назначения административного наказания (статьи 4.1 КоАП РФ). Исходя из положений российского законодательства, именно на орган, осуществляющий производство по делу об административном правонарушении возложена обязанность по установлению обстоятельств, необходимых для привлечения виновного лица к административной ответственности. Административным органом указанные обстоятельства установлены не были.

 



Чтобы получить короткую ссылку на материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите сюда.
0 0 0 0 0 0

ПОДЕЛИТЕСЬ МАТЕРИАЛОМ С КОЛЛЕГАМИ

Комментарии (0)
Автор публикации
 ·   · 141 публикаций
  •  · Друзья: 4
  •  · Подписчики: 1
Опубликуйте свою статью в журнале
"СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО"
(входит в перечень ВАК)


Инфо
Категория:
Создано:
Обновлено:
Продвинутые публикации
В Российской Федерации ежегодно возникает более тысячи чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в результате которых количество пострадавших исчисляется десятками тысяч человек, а материальный ущерб составляет миллиарды рублей. Анализ причин данных явлений показывает, что во многом они обусловлены противоправным поведением людей, выступающих субъектами общественных отношений по обеспечению природной и техногенной безопасности. В связи с чем представляется необходимым дать юридическую характеристику преступлениям, совершаемым в данной сфере, к числу которых по нашему мнению, относятся деяния, предусмотренные статьями 143, 168, 215, 216, 217, 217-1, 218, 219 и 269 УК РФ.Видов
К проблеме регулирования гражданско-правовых отношений, возникающих в сфере уголовного судопроизводства Первого января будущего года вступает в силу Федеральный закон № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Этот закон должен придти на смену Федеральному закону № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», который имел большое количество недостатков[1]. Одновременно с этим стоит заметить, что и новый закон, еще до вступления его в силу вызывает немало вопросов. В связи с чем хотелось бы обратить внимание на один из них, который ве
Мы в социальных сетях: