Новые особенности элементов криминалистической характеристики контрабанды наркотических средств (на основе анализа материалов уголовного дела)

УДК 343.98
ББК 67.408.1

Страницы в журнале: 84-88

 

В.В. Конин,
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры конституционного и административного права Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики Россия, Санкт-Петербург vkonin.kld@ya.ru

Наркотизация населения в современном мире представляет собой крайне опасное явление для будущего цивилизации, учитывая целевую аудиторию потребления наркотических средств. Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, не только причиняют вред жизни и здоровью конкретного потребителя, но и создают негативные последствия как для окружающих, так и для будущего поколения, представляя реальную угрозу нации. Контрабанда наркотических средств с использованием современных технологий — интернет-ресурсов и криптовалют — повышает уровень сложности выявления и раскрытия преступлений, установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Ключевые слова: наркотические средства, незаконный оборот наркотических средств, контрабанда наркотических средств, криминалистическая характеристика преступления, личность преступника, способ совершения преступления, криптовалюта, биткоин, международное почтовое отправление.

 

Практика показывает, что в настоящее время главным потребителем наркотических средств и сильнодействующих веществ, влияющих на сознание человека, является молодежь. Будучи вовлеченными в потребление наркотических средств, молодые люди теряют интерес к дальнейшему развитию, самосовершенствованию, достижению новых результатов, и вместо этого начинают постепенно деградировать, тем самым не оправдывая надежд общества на эволюцию. Более того, по оценкам специалистов Министерства внутренних дел РФ, около 70% корыстно-насильственных и корыстных преступлений совершается с целью получения денежных средств для приобретения наркотиков.

Криминалистическая характеристика преступления в обязательном порядке включает в себя такие элементы, как личность преступника, способ совершения преступления, мотив и цель преступления и другие элементы. При этом элементы криминалистической характеристики преступления меняются вместе с тем, как меняется общество: какие-то элементы уходят в прошлое, появляется что-то новое, ранее неизвестное и никем не исследованное.
Криминалистическая характеристика незаконного оборота наркотических средств за последние годы достаточно хорошо исследована, что подтверждается многочисленными научными публикациями [1; 2, с. 19—28; 5, с. 106—110; 7, с. 21—24].

Один из способов поступления наркотических средств в Российскую Федерацию — контрабанда, которая, являясь составной частью незаконного оборота наркотических средств, представляет повышенную общественную опасность, поскольку в Российскую Федерацию приходят новые, более сильнодействующие наркотические средства, вызывающие очень быстрое привыкание, нежели те, которые были известны ранее.
Исследуя вопросы контрабанды наркотических средств на территорию Российской Федерации, Я.В. Комисарова и А.А. Шитов достаточно подробно рассмотрели личность типичного преступника, занимающегося контрабандой наркотических средств и психотропных веществ [6, с. 7—10]. В то же время, как показывает практика, криминалистическая характеристика личности преступника, данная уважаемыми авторами, нуждается в дополнении. Также требует уточнения и часть элементов криминалистической характеристики контрабанды наркотических средств.

3 февраля 2018 г. Московским районным судом г. Санкт-Петербурга был вынесен обвинительный приговор в отношении Г., который был признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 229.1 Уголовного кодекса РФ [8].
Интерес в данном случае вызывают следующие элементы криминалистической характеристики контрабанды наркотических средств.
Личность лица, совершившего преступление. Как было установлено в ходе предварительного следствия и подтверждено в судебном заседании, Г. воспитывался в полной семье, которую можно отнести к среднему классу, хорошо учился в школе, имея склонность к точным наукам, занимал призовые места на всероссийских школьных олимпиадах по математике и физике, неоднократно путешествовал с родителями и самостоятельно по европейским странам, неплохо владеет иностранным языком, принимал участие в общественной деятельности, успешно закончил высшее техническое учебное заведение. За время учебы зарекомендовал себя как талантливый программист, имеющий склонность к научной деятельности. После окончания вуза работал программистом в организации, занимающейся разработкой новых технологий в сфере программирования. Спиртные напитки не употреблял, не курил. На одной из дискотек в ночном клубе новый случайный знакомый предложил попробовать так называемые марки — небольшие кусочки бумаги с нанесенным на них наркотическим средством LSD-25 (d-лизергид). Впоследствии в ходе судебного разбирательства Г. пояснил, что обнаружил: употребление в небольших количествах вышеуказанного наркотического средства повышало работоспособность и позволяло выполнить достаточно большой объем работы без отдыха. Так он стал эпизодически употреблять наркотическое средство LSD-25.
Способ совершения преступления. Работая программистом, Г. располагал определенным количеством криптовалюты — биткоинов, которые он создал самостоятельно. Не желая приобретать наркотическое средство LCD-25 у случайных лиц, Г. решил приобрести это средство посредством анонимной интернет-сети DarkNet («Темная сеть»), и с этой целью дважды оформил на свое имя заказ на наркотическое средство LSD-25, желая приобрести его для личного пользования.

Особое внимание необходимо обратить на анонимную компьютерную интернет-сеть DarkNet. Как справедливо отметил Р.И. Дремлюга, в указанной сети можно найти все — от оружия до наркотиков. Данная подсеть со-стоит из интернет-сайтов, которые недоступны с помощью стандартных поисковых систем Google, Yandex, Rambler. Информация о DarkNet, как правило, недоступна для интернет-сообщества и намеренно спрятана от пользователей обычной сети Интернет (ClearNet — «Чистая сеть»). Пользователей интернет-сети DarkNet практически невозможно отследить в силу организации сети, т. е. невозможно отследить место и юрисдикцию, в которой находятся ее участники [4, с. 37—40].
Оплата заказанных Г. наркотических средств производилась при помощи пиринговой платежной системы с использованием криптовалюты биткоин в эквиваленте стоимости наркотического средства. Биткоин — ничем не обеспеченная платежная единица электронной платежной системы, основанной на математических вычислениях и представляющей собой записи в специальной базе данных1. Количество биткоинов изначально ограничено, но биткоин можно купить либо создать (добыть). Процесс создания (добычи) биткоина называется майнингом.

Оплата какого-либо товара или услуги биткоинами, в отличие от традиционной системы оплаты с использованием банковской системы, не оставляет следов и не позволяет установить участников сделки, отследить пути прохождения средств оплаты. Таким образом достигается достаточно высокая степень конспирации, делающая на современном этапе и при существующих подходах к раскрытию и расследованию данного рода преступлений невозможным установление основных звеньев преступной цепи: сбытчика наркотического средства, места, где наркотическое средство было произведено, и организатора (либо организаторов) преступления.
Поскольку преступление носит международный характер, это повышает не только его опасность, но и добавляет существенную сложность в расследовании.
Способ доставки наркотического средства в Российскую Федерацию. Заказанное Г. наркотическое средство LSD-25 было направлено в адрес заказчика двумя международными почтовыми отправлениями под видом легальных международных почтовых отправлений. Страной отправления, согласно указанным на конверте обратным адресам, значилась Республика Польша.

Как пояснил Г., он, делая заказ, не знал, из какой страны придет заказанное наркотическое средство. В ходе расследования по уголовному делу конкретный отправитель международных почтовых отправлений с вложенным наркотическим средством LSD-25 установлен не был. Более того, сотрудниками правоохранительных органов и оперативных подразделений не предпринимались попытки по установлению отправителя, несмотря на то, что между Российской Федерацией и Республикой Польшей существует и действует Договор об оказании помощи по гражданским и уголовным делам 1996 года [3], а незаконный оборот наркотических средств представляет не меньшую проблему и для Республики Польша (похожие договоры заключены между Российской Федерацией и практически всеми странами Европы).
Представляется, что в данном случае не сработала связка «оперативный работник (выявленное преступление) — следователь (возбужденное уголовное дело по факту контрабанды наркотических средств) — прокурор (субъект международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства)». Следователь и сотрудники оперативных аппаратов правоохранительных органов, ссылаясь на международный характер преступления и, соответственно, на повышенную сложность в расследовании, ограничились тем, что Г., являвшийся конечным звеном в цепи контрабанды наркотических средств, признал свою вину в совершенном преступлении, оказывал содействие в расследовании, уголовное дело по его обвинению было расследовано в достаточно короткий срок и направлено в суд для рассмотрения по существу, а прокурор не посчитал необходимым выходить на уровень международного сотрудничества.

В то же время, согласно материалам уголовного дела, первое международное почтовое отправление с вложенным наркотическим средством LSD-25, будучи замаскированным под обычное международное почтовое отправление, не было обнаружено сотрудниками отдела по борьбе с контрабандой наркотиков таможни и беспрепятственно было получено Г. И только спустя некоторое время, когда на имя Г. поступило второе международное почтовое отправление с вложенным наркотическим средством LSD-25, оно было обнаружено сотрудниками отдела по борьбе с контрабандой наркотиков таможни, и при его получении Г. был задержан и привлечен к уголовной ответственности.
Таким образом, деятельность сотрудников правоохранительных органов, специализирующихся на борьбе с контрабандой наркотиков, оказалась недостаточно эффективной, поскольку, если бы не было второго международного почтового отправления, совершенное Г. преступление — контрабанда наркотических средств — осталось бы не выявленным и не раскрытым.
Следующим фактом, существенно осложняющим борьбу с преступлениями, носящими международный характер, является то обстоятельство, что, несмотря на то, что российским специальным службам о существовании интернет-сети DarkNet давно известно как о лидере по распространению наркотических средств и психотропных веществ, указанная интернет-сеть до сих пор остается «черной дырой», которая не позволяет предотвращать либо поставить под контроль совершаемые посредством этой сети преступления.

Анализируя материалы уголовного дела, следует сделать вывод о том, что криминалистическая характеристика контрабанды наркотических средств и сильнодействующих веществ должна быть уточнена и дополнена в части характеристики лица, совершившего преступление, в части использования анонимной интернет-сети DarkNet для совершения преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, в части оплаты заказанного наркотического средства посредством пиринговой платежной системы с использованием криптовалюты биткоин, в части доставки наркотического средства на территорию Российской Федерации под видом обычного международного почтового отправления, а также в части необходимости оперативного реагирования и подключения иностранных (в том числе международных) правоохранительных органов к проверке информации о возможных соучастниках контрабанды наркотических средств.
Подобное дополнение криминалистической характеристики контрабанды наркотических средств позволит в определенной мере устранить дефицит исходной информации на этапе доследственной проверки при выявлении преступления и на первоначальном этапе расследования.

Список литературы

1. Безруких Е.С. Особенности взаимодействия следователя и оперативного работника на первоначальном этапе расследования преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков: дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2003.
2. Грибунов О.П., Герасимов П.А., Косенко В.Н. Психоактивные вещества синтетического происхождения как предмет преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков: некоторые ас-пекты противодействия их распространению // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. 2015. № 4 (75). С. 19—28.
3. Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам: подписан в г. Варшаве 16.09.1996 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
4. Дремлюга Р.И. Незаконный оборот наркотиков в DarkNet: угрозы и вызовы правоохранителю // Наркоконтроль. 2017. № 2 (47). С. 37—40.
5. Жариков Ю.С. К вопросу об объекте преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков // Современное право. 2011. № 3. С. 106—110.
6. Комиссарова Я.В., Шитов А.А. К вопросу о личности типичного преступника, осуществляющего контрабанду наркотических средств и психотропных веществ // Российский следователь. 2017. № 7. С. 7—10.
7. Морозов А.А. Актуальные вопросы противодействия незаконному обороту аналогов и производных наркотических средств и психотропных веществ // Эксперт-криминалист. 2014. № 4. С. 21—24.
8. Уголовное дело № 1-127/2018 по обвинению Г. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 229.1, ч. 1 ст. 229.1 УК РФ // Архив Московского районного суда г. Санкт-Петербурга.



Чтобы получить короткую ссылку на материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите сюда.




Хотите получать анонсы новых статей и материалов научной сети?

0 0 0 0 0 0
Опубликуйте свою статью в журнале
"СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО"
(входит в перечень ВАК)


Поделитесь статьей
Информация о статье
Создано:
Обновлено:

goahead

goahead

Мы в социальных сетях: